Шамиль Султанов: «Путин должен понимать – пощады не будет.

Надо готовиться к драке».

Окончание. Начало на моей сегодняшней странице ВК.

«ЭРДОГАН ПЕРВЫМ ИЗ МИРОВЫХ ЛИДЕРОВ ПОЧУВСТВОВАЛ, ЧТО НАСТУПАЮТ НОВЫЕ ВРЕМЕНА»

— Еще одним героем этого года стал президент Турции Эрдоган с его короткой карабахской войной, в которую он оказался вовлечен через Азербайджан.

— Реджеп Эрдоган в этом смысле уникален: он первым из мировых лидеров почувствовал, что наступают совершенно новые времена, когда старые структуры, институты и прежние правила игры начинают все больше пробуксовывать, а то и вовсе не работают. Поэтому он позволил себе бросить вызов и НАТО, и США, и ЕС, и Франции, и Греции, и той же несчастной Армении. Он пошел на то, чтобы немного испортить отношения с Соединенными Штатами и сблизиться с Россией. Но при этом он начал осуществлять свою политику, внедрять в жизнь свою стратегию. А ключевым компонентом новой стратегии Эрдогана является следующее. Турецкий президент пришел к выводу, что в наступающий переходный период (я не говорю о времени, когда все «устаканится» и появятся новые модели и правила игры) на первый план выходит три фактора. Первый: особая значимость политической воли лидера. Вот назовите мне хотя бы одного из ныне действующих мировых лидеров, чью волю можно сравнить с политической волей Эрдогана?

— Позволю себе встречный вопрос: а разве Эрдоган не был опутан с ног до головы агентами Фетхуллаха Гюлена? До попытки военного переворота около 70 процентов армейского корпуса Турции составляла гюленовская «гвардия».

— Но это пройденный этап. А вот в последние 3–3,5 года, на мой взгляд, нет в мире более эффективного политика, чем Реджеп Эрдоган. Внутри Турции Эрдоган занимает абсолютное первое место. Ахмет Давутоглу, Бинали Йылдырым — все это пешки. Президент Турции расправился со своими внутренними оппонентами, упразднил пост премьер-министра, руководство курдской партии посадил в тюрьму… Так что здесь на первом месте мы видим политическую волю лидера. И я даже не знаю, с кем здесь можно было бы провести параллели. Разве что с Си Цзиньпином, но тут несколько иная история, поскольку в КНР главную роль играет не лидер, а само глубинное государство Китая. Впрочем, свой deep state есть и в Турции, но в нем однозначно доминирует лидер.

Второй фактор: непосредственная военная сила. Причем не на уровне, сколько у тебя танков, ракет и прочего, а с точки зрения армии, которая реально воюет. Вооруженные силы, которые не воюют, а лишь проводят сборы и учения, — это армия на 50 процентов. Что касается турецкой армии, то в последние 3,5 года она постоянно воюет: в Сирии (против курдов), Ливии, Карабахе и прочее. Это значит, что она постоянно приобретает боевые навыки. Для офицера участвовать в реальном бою всего один день — лучше, чем три месяца посвятить учениям.

Третий фактор: когда рушится старый мир и перестают работать привычные правила, на первый план выходит твой коалиционный потенциал. Это не только твои друзья на официальном уровне, но и на уровне глубинных государств, транснациональных структур, легальных и нелегальных организаций и так далее. Если мы посмотрим с данной точки зрения на Россию и Турцию, превосходство турок в этом отношении будет разительным. Притом что западная пресса периодически пытается представить Эрдогана в образе bad guy — плохого мальчика, все западные лидеры в той или иной мере заинтересованы в президенте Турецкой республики. Меркель, французская элита, которая сейчас приструняет Макрона, заинтересованы. Американская стратегия на Ближнем Востоке без Турции сразу обанкротится. Иран заинтересован в Турции. Да и Москва тоже.

Так что третий фактор, который сейчас разыгрывается в новых условиях, активно используется Эрдоганом. Но это не значит, что он подписывает со всеми официальные соглашения, нет. Турция может устанавливать связи с подпольными движениями, даже со студенческими организациями по всему миру, но при этом не подписывать никаких бумаг. В той же Европе Эрдоган ухитрился провести свои кадры в различные политические структуры стран – членов ЕС. Де-юре Эрдоган остается вне Европы, но де-факто он уже там. Он не контролирует весь Старый Свет — преувеличение так считать. Но то, что он контролирует ряд болезненных точек Европы, — это безусловно. В плане контроля миграционных потоков, особенно после закрепления турецкого присутствия в Ливии, Турция становится ключевой страной для ЕС. После того как Эмманюэль Макрон поссорился с Реджепом Эрдоганом, я думаю, он никогда не будет переизбран президентом Франции.

— И все-таки у Эрдогана нет единственного, но, возможно, главного: собственного ядерного арсенала.

— У Турции есть ядерное оружие!

— Но ведь не в таком количестве, как в той же России.

— Ядерное оружие — это оружие стратегического сдерживания. Прежде чем им воспользоваться, ты тысячу раз подумаешь. И не будешь при этом рассуждать, сколько его у тебя — в 10 или 100 раз меньше, чем у противника. Пары ракет достаточно, чтобы нанести твоему врагу непоправимый урон! Скажем, ядерный потенциал Китая в 5–6 раз меньше, чем у США и России. Означает ли это, что КНР в ядерном отношении слабее, чем РФ и Штаты? В плане стратегического сдерживания — нет. В плане нанесения первого ядерного удара — возможно. Но все прекрасно понимают, что первый ядерный удар — крайне опасная вещь и практически немыслимая в нынешней ситуации. Потому что это означает тотальную неуправляемую волну смерти.

Что до Турции, то у нее, повторюсь, есть ядерное оружие. На авиабазе Инджирлик размещено до 45 американских ядерных зарядов. Имеется специальное соглашение между США и некоторыми странами НАТО, включая Турцию, что этот ядерный потенциал контролируется двумя сторонами, в данном случае Вашингтоном и Анкарой. Еще при Советском Союзе рассматривался такой сценарный вариант: если СССР нанес удар по Америке и та уже не может ответить, в дело вступают союзники по альянсу, а размещенное у них оружие полностью переходит в их руки. И, кстати, у турок имеются истребители F 16, которые могут нести на борту ядерные заряды. Поэтому нельзя считать Турцию безъядерной страной.

— Завершая разговор о новом миропорядке, который пока окутан туманом, можем ли мы хотя бы попытаться заглянуть в это «завтра»?

— Есть десятки теорий на этот счет, но все они фантасмагоричны. Самое главное, на мой взгляд: а что будет определять понятие силы через 10 лет? Каковы критерии? То, что экономический потенциал не будет здесь на первом месте, однозначно. Но что это будет? Искусственный интеллект в особых формах? Новая идеология и стратегия? Ведь налицо деградация всех старых идеологических версий и доктрин, начиная от коммунизма и заканчивая либерализмом. И повестку дня медленно, но верно заполняет собой одна важнейшая проблема — смысла жизни. Каков будет смысл жизни и отдельной человеческой личности, и политической группы, вплоть до государства, в новый период? Этот вопрос о смысле жизни как некий черный титан (или, наоборот, светлый) выходит из пучин мелких житейских проблем, в которых мы все живем. Каков сейчас смысл жизни? Никто толком не ответит — ни Путин, ни Байден, ни Си Цзиньпин.

— Замечу в заключение, что люди культурного слоя для меня всегда подразделялись на две категории: романтиков и футуристов. Романтики смотрят назад, в прошлое, они идеализируют руины, а футуристы полностью обращены в будущее. Но мне всегда были ближе романтики, потому что чем глубже в прошлое, тем явственнее ощущаешь тепло утерянного рая, а чем дальше от него по линейке времени — тем холоднее. Как писал поэт Александр Блок: «О, если б знали, дети, вы, холод и мрак грядущих дней». В будущем ощущается какая-то холодная яма всемирной катастрофы…

— Это правда, хотя я не романтик и не оцениваю будущее исключительно в мрачных красках. Рай не только позади, он всегда впереди. Для нас, мусульман, в будущем есть Свет, потому что всегда есть Бог. Вот вы говорите о холодной яме всемирной катастрофы. Ну что ж, не исключено, что грандиозная биомасса, сейчас населяющая Землю, просто сольется туда и образует плодородный слой, на котором возникнет новая цивилизация. Как бывало, наверное, уже не раз. Но для любого верующего человека будущее все равно прекрасно, потому что оно неизбежно.

— Так, значит, есть в будущем теплая точка? Не одна лишь беспросветная космическая тьма?

— Что такое космическая тьма? Это просто метафора трансцендентности. Трансцендентность (все, что по ту сторону материального мира, — прим. ред.) — это Мгла с большой буквы. Когда вы из близкого теплого мира подходите к этой стене, за которой начинается тьма, вы в ужасе бежите обратно, в привычный круг, где мерцает настольная лампа, где вокруг вас близкие, и думаете: вот оно мое, родное. Но на самом деле то, что вы считает родным, соткано из элементов этой Мглы, а родина-то ваша там, за данной стеной. Поэтому идите в будущее смело — даже если вам покажется на миг-другой, что вы исчезнете, все равно окажетесь на родине. «Мы, коммунисты, исторические оптимисты», — говорил Ленин. А мы, мусульмане, оптимистические фаталисты.

Валерий Береснев
“Бизнес Онлайн”

Шамиль Султанов: «Путин должен понимать – пощады не будет.

Добавить комментарий